ФОТО-НОМЕР 23
ФОТО-НОМЕР 23
ФОТО-НОМЕР 24
ФОТО-НОМЕР 24
Архивы
Просмотры

Помню мамины пироги

Настя

14-летняя москвичка Настя воспитывалась в хорошей семье, училась в престижной школе. И вдруг резкий поворот судьбы: она оказалась в приюте для неблагополучных детей.
 

Семья хорошая, но Настя в той семье — приёмный ребёнок. В возрасте трёх лет её удочерили, взяли из детского дома. Возможно, это и стало первопричиной последующих осложнений, хотя сама Настя уверяет: во всём виновата она сама, её упрямый, несговорчивый характер. «Я всегда была белой вороной, не похожей на всех», — рассказывала она нашему корреспонденту.
Итак, девочке три года. Приёмная мама — энергичная успешная женщина, зовут Алевтина Дмитриевна, в доме — полный достаток. Все силы души Алевтина Дмитриевна отдаёт воспитанию приёмной дочери. Когда Насте исполнилось семь лет, мама приложила немало усилий, чтобы определить её в элитную школу.
Как вспоминает сама Настя, раннее детство у неё было счастливым и безоблачным.
Но неожиданно мама теряет работу и остаётся без заработка. На этой почве у неё развивается тяжёлое заболевание. Она слегла, замкнулась, перестала быть общительной, внимательной к дочери.
— Конечно, я была дурочка, — рассказывает Настя корреспонденту. — Не разобралась в ситуации. Думала: «Ага, ты молчишь, тогда и я буду молчать», И перестала с ней разговаривать.
— Как, совсем?
— Да. Просто прохожу мимо и не смотрю. Мы могли месяцами находиться рядом и не сказать ни слова.
— Но ты хотя бы помогала ей? Ведь она болела, надо ухаживать, ходить за продуктами.
— Я в этом абсолютно не участвовала.
— Это жестоко.
— Вот такой у меня скверный характер. Я делала всё назло. В начальных классах хорошо училась, вообще люблю учиться. А тут нахватала троек. Пыталась курить, прибиться к уличной компании. Хорошо, меня Бог уберёг, ничего криминального ко мне не пристало.
— А как ты оказалась в приюте?
— В конце концов всем стало ясно, что ситуацию надо менять. Мамины родственники настояли, чтобы меня вернули на исходную позицию — в детский дом, а для начала — в приют.
— Жалеешь? Хочешь вернуться?
— Назад пути нет. Состоялось решение, подписаны документы. Теперь мне надо только хорошо учиться и не делать глупостей. И теперь я знаю: самое дорогое у человека — его семья. Для меня самым любимым человеком навсегда останется моя приёмная мама Алевтина Дмитриевна.
— Если начать сначала…
— Я бы нашла в себе силы перешагнуть через своё упрямство.
— Как тебе здесь, в приюте?
— Я думала, будет хуже. Здесь приятные ребята. Мне с ними проще, чем с теми. — Настя многозначительно показала за окно, в большой и непростой мир. — Там много лицемерия, дети неискренни, избалованы родительским вниманием и достатком. А приютские дети хлебнули лиха, и это сбросило с них ненужную шелуху. Они открыты и надёжны.
— Где учишься?
— Там же. Школу, куда меня за руку привела мама, я ни за что не брошу, это самая дорогая память о ней. Я опять стала хорошо учиться, исправила тройки и теперь почти отличница.
— Как кормят?
— С этим нет проблем, даже уговаривают: «Скушай, пожалуйста». Но …, — тут голос Насти впервые за время разговора дрогнул. — Я никогда не забуду пироги с яблоками, которые готовила мама. Такими вкусными пирогами меня никто никогда не угостит.