Вышли номера 15 и 16
15&16
Наша газета
Наша газета
Это интересно
Что было?

Записки выдающегося двоечника

Странно

Однажды на уроке русского языка Серёжа Гаврилов получил записку странного содержания: «Гаврилов, – было в записке, – если ты встанешь на парту и громко прокукарекаешь, я поставлю тебе пятёрку в дневник». И подпись: «Елена Николаевна». 

Елена Николаевна была очень строгая и раньше таких записок никому не писала. 

«Странно, – подумал Серёжа, – очень странно». Он посмотрел на учительницу, незаметно ей улыбнулся и подмигнул. В ответ Елена Николаевна нахмурилась, стиснула зубы и сжала кулаки. 

«Странно, – подумал Серёжа, – очень странно». Он залез на парту. Елена Николаевна прищурилась и, как показалось Серёже, кивнула головой. 

– Ах! – воскликнула отличница Сереберцева и упала в обморок в объятия Мячикова. 

– Герой! – восхищённо прошептала Чеснокова и упала в объятия Зубова. 

– Сейчас зачирикает, – усмехнулся Кулаков и покрутил пальцем у виска. 

– Ку–ка–ре–ку, – тихо сказал Серёжа. 

– Дневник!!! – обрадовалась Елена Николаевна и захлопала в ладоши. – Гаврилов, сейчас же дай мне дневник и без папы в школу не приходи! 

– Но вы же сами! – удивился Серёжа. 

– За папой! – кричала Елена Николаевна и указывала пальцем на дверь. – Сегодня же! Сейчас же! 

«Странно, – подумал Серёжа, – очень странно».
Но самое странное было то, что Елена Николаевна действительно, как и обещала, поставила Серёже пятёрку. Но рядом с пятёркой красной ручкой было написано: «Уважаемый Александр Петрович, срочно зайдите в школу. А если в школу вы прийти не сможете, то я вас буду ждать завтра вечером с семи до двенадцать на станции метро «Динамо» в центре зала. Е. Н.». И слово «срочно» было обведено несколько раз и подчёркнуто двойной чертой. 

– Ничего странного, – сказал после уроков мудрый Зубов, – вспомни, Гаврилов, а прошлый раз к приходу твоего папы Елена Николаевна сделала себе новую причёску и приклеила искусственные ресницы. 

– Всё очень понятно, – вздохнула очнувшаяся Чеснокова и ласково посмотрела на Мячикова. 

– Пожалуй, – согласился Серёжа, и слабая надежда на пятёрку в четверти, а может даже и в году появилась у него внутри. 

Артур ГИВАРГИЗОВ. Художник Елена КУЗНЕЦОВА